Osakazaur
"Не люблю пафосных речей, — сказал Джон Линч толпе слушателей, — но человек, для которого писалась эта песня, умер",
— и взял аккорды "Расправляй же Крылья".



Вот её текст.

И, что-то заполнило меня. Остальные стояли, обратившись лицом к сцене, недвижимые, а я... Я подняла руки, шагнула и стала танцевать. Это был не-мой танец. Это было вдохновение. Потому что, пришло чувство: эта песня теперь не только "для того", ради кого она писалась. Эта песня теперь о нём. "Ты летишь в вышине, не зная цепей и оков" – о духе, что уже не связан человеческой жизнью, законами материи и смертным телом. Я узнала о нём два куплета назад. Но я узнала. И я танцую для него. Так, будто он видит. Так, будто он слышит. Так, будто он знает что мы чувствуем и мы хотим ему сказать. Так, будто когда-нибудь мы снова встретимся, а пока...
А пока он незримо присутствует здесь. В зале, где Джон Линч играет песню для него.