18:15 

38.2°С
Сонные образы, жаром окрашенные, несутся, успокаивающе, убирая всё то старое и ненужное.
I Will Burn my Dread - с самого утра на повторе играет в голове обработка на пианино любимая песня. Выжечь можно не только огнём, но и жаром собственного тела.
Образы смешались: настоящее и прошлое, школа, университет, работа... Ярким чувством вспоминаю забытые сценки: как в новогодние каникулы прошлого года заходила в библиотеку и взяла сборник малоизвестных фантастических рассказов; как на школьном дворе покрывался льдом кусок асфальта, и можно было кататься как на коньках; как сидели в Макдаке с ребятами и ждали девочку, что сбежала, весьма огорчившись списком грозящим отчисление; как с теми же ребятами, расседая после лабы в другом Макдаке, в первый день акции Монополии, собирая наклейки с тайной надеждой собрать Дарье на Нинтендо, решили поехать в гости к fem!Близнецу...
Прошлое как камушки, их мило перебирать, разглядывая, улыбаясь красивым граням, завораживаясь игрой света. Камушки не должны мешать настоящему и не будут.
Больше не будут.
38.2°С выжгут весь страх.

00:22 

Я не собиралась заходить в магазин. Я вообще не собиралась в текущую неделю тратить деньги.
Просто обнаружила, что на работе закончились все шоколадки. Все заначки и запасы закончились разом в один прекрасный день. В холодильнике, правда, ещё оставались три сорта плавленного сыра и с полдюжины булочек, но это не то.
Только шоколадки, приторно-сладкие и чуть горьковатые, с горячим сладким чаем вкус тепла и уютной тёмной улочки под рыжими фонарями.
Чуть изменённый маршрут, перехожу Волгоградский Проспект. Захожу в Дикси. Хочу купить лишь чуть, не больше чем на полтинник. Шоколадное мороженое как раз входит в позволенную сумму.

И на кассе – они.

"Всё началось с халвы в шоколаде".
Строчки, читанные в перерывах между субботними покупателями. Книжка под прилавком, прислонена на ящички с предохранителями, прижата клавиатурой как в детстве подставка под учебники. Глазами впиваюсь в строчки, опустив взгляд чуть ниже пространства зала. Читаю про халву в шоколаде. Про фантик под стеклом, что не хуже настоящего золота и рубинов. Про конфету, от которой невозможно вот так просто взять и оторваться. Чувствую её вкус. Шоколадная глазурь тонкой плёнкой обволакивает такое рассыпчатое и сладкое-сладкое...
Стою на кассе.
На полочке продуктов по акции, что спрашивают всегда таким режущим слухом закрытым вопросом, стоят они, пережившие все социальные и политические бури, стоящие на незыблемом основании цветной фольги и неземного вкуса, в пакетиках расфасованные со скидкой –
"Халва. Глазированная шоколадной глазурью".

Когда какой-то элемент реальности напоминает недавний канон, я делаю фотографию на память и выкладываю куда-то с комментарием. Машина с номерным знаком "ЕХО", чёрно-оранжево-белый узор, название "Разноцветный Ветер", и прочее...
Но для Сказок канон – сама реальность.
И конфеты, вокруг которых строится сюжет недавно читанной совершенно волшебной истории – вот они, лежат на кассе. Попроси – и дядя в форменной жилетке пробьёт их с другими продуктами. Проведёт оплату по карте, выдаст чек. Возьмёт пробивать продукты следующего покупателя. Всё так обыкновенно и реально... и одновременно – сказочно.
Сказочно.
"Хочу конфет, читаю про них - они такие вкусные" – и никогда не хожу в магазин после работы, но захожу и вот они! Не стала бы ходить по залу их разыскивать, так они сами! ждут меня на кассе!

Сказка, основанная на реальности, со страниц книги заполняет и мою реальность. Из сотканного сновидениями Вильнюса в раскуроченный асфальт Москвы.
Волшебство – что-то большее чем совпадение.
Что-то дающее как крылья, поднимающее выше боли, сдувающее это колкое чувство тревоги. Выносящее куда-то в новое. Слова со страниц книги поднимают несут, заботливые руки историй множества людей в одном реальном нереальном городе. Как внезапная стена, тёплая и шершавая, нагретая в остывающем городе, к которой можно прислониться и, подняв голову, посмотреть в небо
Как новая опора.
Опора – временная площадка, созданная здесь и сейчас, чтобы встать на неё обеими ногами, ровно, остановить падение, вдохнуть свободно, потратить ровно столько времени, чтобы выбрать путь,
оттолкнуться
и полететь.


22:52 

Я просто оставлю это здесь.
Я просто.
Оставлю.
Это.
Здесь.

04.11.2015 в 23:17
Пишет Osakazaur:
Непреходящая грусть
<...>
А потом мы заходим радиомагазин на электрозаводской и я раскатываю губу на офердофига радиоэлементов, с которыми я ХОЧУ работать *____*
<...>
Как же невообразимо скучно это высшее образование...
<...> сейчас бы пошел работать продавцом в тот самый радиомагазин и чувствовал бы себя человеком с кое-каким баблом в кармане и отсутствием угрызений совести за то, что когда приходит вдохновение рисовать или набирать тексты - рисую и набираю вместо того чтобы послать вдохновение в жопу .__.

URL записи

2015 года сингулярный же ноябрь.
Два года спустя где Осака? — В радиомагазине! Продавцом!!
Два года спустя, есть ли у Осаки высшее образование? — Да разложи его Фурье, нет!!
Чувствует ли Осака угрызения совести когда к ней приходит вдохновение? ДА. НИ. РАЗУ.

Это я к чему.
Это я к тому, что Осака, разложи её Лапласс, знает. чего. она. хочет.
С самого начала знает.
Вопрос только, сколько времени пройдёт, сколько нервов обгорит и как глубоко стоит упасть и всё потерять, прежде чем она решится сделать это самое то, чего она хочет.

22:35 

Что характерно: в голове не укладывается, что серия "Лабиринты Ехо" про компанию весёлых придурков на королевской службе и такие вещи как "Сказки Старого Вильнюса" и "Ветры, Ангелы и Люди" — один и тот же автор.
Вот вообще никак.
Может, дело в эпохе: Макс Фрай, это мой 8-11 класс, время беззаботного поиска приключений с привкусом непонятного и тоскливо-реального, а "Ветры" уже недавно, совсем другое состояние, совсем другие истории. Реальный мир и спрятанное в настоящем сокровище волшебного нужно мне, чтобы дух возликовал и расправил крылья...

22:31 

Давно так не было, что вживался в книжку настолько, что читал на ходу, идя по перрону после эскалатора, микросекундные взгляды кидая убедиться что ни в кого не врезаюсь и что не собираюсь ещё свалиться на пути, а так читать, читать, читать, пешком отмеряя шаги, пожирать глазами символы на печатной бумаги, переживать другой сказочный мир, приоткрытый через кодировку букв...

Сказки Старого Вильнюса.
То самое, что нужно сейчас.
То самое, когда город и уют, снег и сказка, вплетённая в реальность, что-то ускользающее, что лишь мечтатели, откинувшее что-то материальное, могут, остановившись на миг от шума, разглядеть краями.

Светлана Мартынчик как личный сорт восторга от окружающего мира.

09:39 

Раньше.
В дневнике: Как прекрасна жизнь, какие все весёлые и замечательные, как классно поделать штуки и походить по городу, поучиться и заняться всякими делами! Меня окружают лучшие друзья!!
Про себя: Kill me someone

Сейчас.
В дневнике: *Все плохо и сарказм, чёрный юмор и безысходность, больше тлена, больше проблем. Всё проблемы*
Про себя: Какое тихое утро, какой вкусный кофе. Как хорошо вот так посидеть спокойно с утра.

22:00 

АаааааААаАаААААа я сделал самую страшную штуку, о которой нервничал
всю последнюю неделю:
- Мам, я таки комнату сняла.
- А. Ну ок. Где, с кем, за сколько, чего, как?


АааааАааа, чувствую одновременно и облегчение, и скованность, и радость, и усталость, и какую-то недосказанность между нами.
Словно мы обоюдным молчанием обошли какую-то важную тему, которую обязательно нужно было обговорить...

Но всё равно.
Я сделал это.
Я сделяль.

09:09 

Надежда - это, когда отправляясь к подруге в гости, беру с собой спальные штанишки и мед.книжку, что завтра надо на работу отнести.
И надежды оправдываются)~

10:17 

Сказали мне, что дорога эта меня приведёт к океану смерти, и с пол-пути я повернула вспять.
С тех пор всё тянутся передо мной глухие, кривые, окольные тропы.
©

Окей, Гугл, построй маршрут: моё текущее положение - океан смерти.
Я попробую заново. Ещё раз попробую не свернуть.

00:36 

... мда.
Хотела прочитать те же события, что и предыдущий пост, в основном дневнике, но проскочила в страницах, и...

...и наткнулась на репост о глубоком и искреннем признании в дружбе человека, с которым я методом жесткого игнора порвала три месяца спустя...

...
.....

Прости.
Прости, я проебала все полимеры.

00:23 

Случайно открыл не тот архив и прочёл свой "творческий" дневник, который вёл зимой второго курса всего пару месяцев, который закончился тем, что я разозлился на одного ирл чела, что залез в мой комп без разрешения, написал про это в Дайри гневный пост с обещанием бить морду, в комментариях узнал что Мак это Мак, и так офигел со всего происходящего, что и бросил туда писать.
А на следующий день было: "Мак, раз ты Мак, то помоги мне со светодиодами разобраться". А потом на неделе поехал в Кварц. И так началась моя радиоэлектронная любовь. Что и сейчас имеем: у меня нет чёртова диплома, на который стал забивать ещё тогда, сам работаю в магазине радиокомпонентов и знаю движение как палкой пробить человеку череп.

Мда.
Осака когда-то была няшечкой.
Забавно.
Няшечка-Осака, вернись((( Мне тут грустно без тебя.

22:26 

Как же я себя ненавижу за все эти закидоны =___= Хочется просто взять и треснуть по роже с размаху, чтобы ещё три дня болела и напоминала собраться и перестать размазывать сопли. Почему я не могу отбросить всю эту сентиментальную ересь и просто работать?

21:30 

Подписала договор, договорилась въехать 20-21 числа.
Как во сне.
Сажусь в автобус, встречаюсь с агентом, идём к хозяйке, читаю документы, вывожу на бумаге свои паспортные данные, отдаю деньги, забираю свой экземпляр, выхожу, сажусь в автобус.
Никакого эмоционального отклика.
Как будто всё приснилось.

Не в хорошем смысле "как во сне" - когда столько счастья, что пробивает на эйфорию.
Столько нервов, что пробивает на бесчувственность.
Эмоциональный аппарат перегружен беспокойством и не способен чувствовать больше ничего.

14:47 

"Книга Огненных Страниц" - моя любимая история из цикла. Она такая тёмная, такая непонятная, такая деструктивная: мир рушится и первое лицо, от которого ведётся повествование как щепка в водовороте, всё так страшно и так быстро, все как сошли с ума ещё ДО того, как расцвёл цветок, дающий безумие...
Наблюдать падение мира было здорово, пока оно не было СЛИШКОМ похоже на реальность. Когда откладываешь книгу, идёшь по улице и не понимаешь: отголоски прочитанного так сжимаются комком в животе, или книжка прошла мимо, это тревога реального мира отдаёт холодом?..
Из одного упрямства дочитать до конца, брошенная на середине Книга не имеет смысла.
Прочесть стих до конца.

12:22 

Вы когда-нибудь писали курсач по Доте?
Я буду.
*в голове играет Hard Carry*
Поздравляю себя со взятием хорошего заказа и пожелаю же себе преобладания воодушевления над усталостью. [Читай: не сдохнуть].
Клятвенно обещаю не экономить на еде.

19:44 

Пластмассовый мир победил ©
Я таки взял тот заказ про Делфи (-_\)
Сижу с рожей до ушей, жду завтра первого занятия. В библиотеке моей любимой, что характерно.
Всё, лишь бы ты улыбалась © начальник.

17:55 

Ааа, не. Агент всё-таки объяснила, что я пленила её сердце ясностью вопросов и чёткостью ответов. Собственно, чем и она меня х))
Вопли "откажусь" это как истерика "ааатчислюсь" перед сложной контрольной.
Для острастки, выорать всё беспокойство...
... перед самой жестью.

21:32 

Поиск причины, поиск ответа на "с чего всё началось" - как поиск отправной площадки к "что делать чтобы всё исправить" или поиск точки приложения обиды?
Если найти что-то конкретное: "всё из-за тех слов", "не нужно было туда идти", "не надо было делать", то как-то легче переживать. Козлу отпущения можно отсыпать значительную часть вины.

Но ничего не происходит внезапно.

Слова были сказаны - потому что в тот момент та я не могла промолчать.
Я пошла туда - потому что мысли мои и поступки привели к тому, что я оказалась в конкретном месте.
Я сделала то, что сделала - поступок был результатом, завершающим действием долгой, незаметной, невидимой, неощутимой подготовки.

В мире нет ничего отделённого. Воедино сплелись множество фраз, множество мыслей, обстоятельств, множество ночей когда надо было лечь спать а не думать, множество постов, которые следовало не публиковать, множество слов, что стоило жёстче проверить на правду, множество дней, множество поступков, сделанных по заставлению себя от себя, множество причинённой самой себе боли, великое множество упущенных и отрицаемых путей чтобы выбраться...

Далее - отсылка к игре.
Семпая невозможно спасти лишь одним ивентом. Надо изо дня в день подходить к нему, разговаривать с ним, не обращать ни малейшего внимания на замкнутость, тормошить, тормошить, тормошить. Быть кое-где жестокой: "прости собачка, я очень хочу с тобой погулять, но мне надо спасти семпая...". Десять ивентов подряд, когда ещё ничего не известно, когда кажется что впереди целая вечность, когда, послушав лишь совет уже прошедшего всё это, не понимаешь, зачем делаешь то, что делаешь.
Поймёшь только после. Даже если всё сделаешь правильно, события случатся так, что будет казаться: всё погибло. Только спустя много-много месяцев тоски узнаешь, наконец, что сделала всё верно. Что вышла на лучшую концовку из всех возможных...

...если игра с упрощённой системой действия так, то что же говорить о жизни?
Нет ничего, что можно было бы исправить одним "не".
Всё произошедшее имеет причину. Всё произошедшее имеет последствия.
Вопрос не "почему",
А "что делать?".

20:51 

Сайт репетиторов: вас выбрали в заказе на помощь в написании программы на Delphi для курсовой.
Осака: *О*
Рациональная Осака: Броськаку.
Осака: Делфи!!
Рациональная Осака: Десять тысяч багов.
Осака: Уиии универские штуки, но не мои, а чужие. Помнишь, помнишь, я же лучше всего такое делаю!!
Рациональная Осака: Левый человек, будешь за него всю его работу делать, да?
Осака: Денежкии!!!
Рациональная Осака: Минус четыре часа в неделю от выходных. Минус дорога. Минус подготовка.
Осака: :\\\\
Рациональная Осака: Денежки.

20:25 

Наклоняюсь и шепчу: "Не переживай". Ничего нежного в этом нет, просто если скажу вслух, голос дрогнет и выйдет неубедительно. Всё было почти хорошо, если бы не вопрос: "Отчего ты такая печальная?". My bad, что не сдержалась и всё рассказала. My bad. Каков итог? Синергия отрицательная: мне легче не стало, а они огорчились. Зачем задавать вопрос, если не знаешь что будешь делать с ответом? Даже хуже. Было просто немного устало, налёт печальности на в целом хорошем дне. Вопросы растрясли, ответы взболтали. Утопленное в осадке взвилось и течет теперь по венам, остужая, замораживая. Холод, холод, холод внутри, от которого не согреться. Не стоит ничего спрашивать. Ветер воет тихо-тихо, можно и не заметить, не надо его замечать. Я вижу огорчение на лицах - положительная обратная связь только усиливает беспокойство. Беспокойство, беспокойство, беспокойство. Навязчивый ветер колет, шершавая бумага, шкряб-шкряб изнутри так. Стирается всё, стачивается, соскребается. Всё это сон. Страшный холодный сон. Тёмная ночь с фонарями декорация статичного мира.

Когда-нибудь ты проснёшься.

Наноноль

главная